"Дарственная с "

" " 60 10 2008 .

 

           Прикованному к постели старшему преподавателю Учебного центра ВМФ удалось отсудить квартиру, подаренную родственнице.

            Вячеслав Сергеевич Иванов хорошо известен в городе: подводник, капитан 1 ранга, выпустил несколько сборников стихов. Он прожил интересную жизнь. Вот только детей у него с супругой не осталось. И вот на старости лет пожилая пара оказалась в одиночестве. Возраст давал о себе знать: Вячеслав Сергеевич и Галина Семеновна от болезней слегли. Сил не было управляться вдвоем. Самого Вячеслава Сергеевича регулярно навещали друзья-подводники из Учебного центра ВМФ, и он всегда был рад гостям. Да только ему с супругой был необходим не разовый, а постоянный уход- чтобы кто то покупал лекарства, готовил обед, убирался в квартире а все его однокашники- тоже люди в возрасте, со своими болячками..

  Пожилая пара обращалась в центр Семья, где предлагали пожизненный уход в обмен на квартиру. Но Вячеслав Сергеевич решил так: Уж лучше все родне отдать, чем чужим людям. И тогда пожилая пара вспомнила об одной родственнице из Санкт-Петербурга. Родственница эта, кстати, не седьмая вода на киселе- сестра Галины Семеновны. Договориться рассчитывали так: она переезжает в Обнинск  и ухаживает за стариками до последних их дней,  а потом по договору пожизненной ренты квартира Ивановых переходит ей в собственность. Но родственница предложила куда более удобный- с ее точки зрения вариант. Зачем нужен договор пожизненной ренты? Это дорого и долго!- удивилась она.- Давайте Вы сделаете дарственную, так будет проще и дешевле! Ухаживать я за Вами в любом случае буду.

Старики поверили- все-таки отдают они квартиру не чужому человеку. Вскоре договор дарения был подписан: правда, не рукой Иванова. Подняться с постели Вячеслав Сергеевич не мог, поэтому на заключение договора поехала его представитель по доверенности специалист по недвижимости ОГИЦ. До последнего она предупреждала старика: мол, неправильно вы делаете: надо заключать договор пожизненной ренты, а не дарения- вдруг чего? Но Вячеслав Сергеевич только рукой махнул. В итоге Иванов толком даже знать не знал, под чем за него подписываются его права ему никто не объяснил, и уж точно доверчивый подводник не предполагал, чем может обернуться такая хлипкая сделка

Шло время, а родственница в Обнинск переезжать и ухаживать за стариками не спешила. За Ивановыми присматривала знакомая сиделка- кормила, обрабатывала пролежни, убиралась в квартире, ходила за лекарствами, вызывала, ели надо, врачей. Когда скончалась Галина Семеновна занималась ее похоронами. И вот после смерти сестрицы родственница регулярно стала названивать Иванову, но вовсе не за тем, чтобы справиться о его здоровье или посочувствовать по поводу кончины супруги: она стала требовать свою квартиру.

 Куда тебя сдать: в дом престарелых или в дом инвалидов? - ошарашила она старика. отношения у нас резко поменялись, вспоминал потом Вячеслав Иванович на суде. она ругалась, говорила, что ее  от меня  тошнит, что мы никакая не родня. Она думала, что я умру быстро, и, более того, предлагала мне покончить жизнь самоубийством!

Много еще Вячеслав Сергеевич услышал от родственницы неприятных слов  и предложений. В итоге его терпение лопнуло: он решил через суд вернуть квартиру. Найти адвоката, который бы занялся таким делом, оказалось не так-то просто. Адвокат Светлана Трохина согласилась, -рассказывает сиделка Тамара Николаевна.- большая ей за это благодарность.

Дело действительно оказалось не из легких, - рассказывает Трохина. полгода нам пришлось добиваться, чтобы оно рассматривалось здесь, в Обнинске, а не по месту жительства ответчицы. 

Это во-первых. А во вторых, процесс для города сам по себе необычный: недовольные уходом одинокие старики чаще всего не в состоянии бегать по судам, а за них это делать некому. Горожане хорошо помнят, чем закончилась история пенсионера Семена Николаевича Антонова, который заключил сделку с центром Семья: качество ухода его, мягко выражаясь, не устраивало, и максимум, что он смог сделать- пожаловался в газету. Но итог все равно оказался плачевным: через несколько дней его не стало, он погиб, выпав с балкона

Дело Иванова слушали по месту жительства: судья Ирина Федорова выезжала к Иванову в квартиру, заседание проводила прямо там. Общалась с Вячеславом  Сергеевичем  лично- без посредников, безо всякого испорченного телефона. Ответчица  все отрицала: утверждала, что переезжать в Обнинск не обещала, а все, о чем говорит Иванов, ерунда и чушь от начала до конца. В итоге суд признал договор дарения недействительным- квартира вернулась обратно в собственность Вячеслава Сергеевича.

Сейчас за Ивановым ухаживает частная сиделка Тамара Николаевна. Она постоянно с ним, выполняет все его просьбы. Конечно, приговор ответчице пришелся не по душе, - говорит та. и она его даже пыталась обжаловать в Калуге, но получила от ворот поворот- ее жалобу не удовлетворили. Да и поделом ей.

У постели Вячеслава Сергеевича стоит стульчик, на нем- сборник его рассказов и стихов. Пока были силы- он писал сам, потом диктовал сиделке. Сейчас и этого сделать не может: ему даже сложно говорить. Но он сохранил здоровый ум, у него хорошая память. Он смотрит телевизор и следит за новостями. Мы ему рассказали, что скоро в Обнинске откроется памятник первопроходцам атомного флота- рубку подводной лодки вмонтировали в постамент напротив памятника Осипенко. Он каждый день ждет своих закадычных друзей-подводников, которые заглядывают к нему в гости.

 Сердце у него, тьфу- тьфу, здоровое, - говорит Тамара Николаевна.- он еще поживет. Ждет не дождется, когда напечатают очередной сборник его стихов- типография должна выпустить со дня на день.

                                                                                         Виктория  Стасевич.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

<a